Как на Руси городили огород

ОГОРОДНИЧЕСТВО И САДОВОДСТВО

Известия о занятиях огородничеством обычны в письменных памятниках XII—XIII вв. Они касаются Киевской Руси, Смоленска, Новгородской земли. О существовании в городах садов и огородов узнаем как из летописных сообщений XII—XIII вв., так и более поздних — XIV—XV вв. Существование садов в Новгороде подтверждено открытиями археологов. Огороды, чаще огороды-капустники, указываются как важнейшая составная часть земледельческого (крестьянского и владельческого) хозяйства в первых по времени и сохранности актах Новгорода, Троице-Сергиева монастыря, Переяславского уезда, Галича, Белозерска. Наиболее многочисленны сообщения об огородах в актах Севера Новгородской земли XIV—XV вв. Следует отметить большое внимание к огородничеству в Псковской судной грамоте и в псковских летописях: огородничеству здесь придавалось особенно большое значение.

Из разводимых на огородах культур на первом месте указывается капуста. Естественно представлять огород непосредственно примыкающим к дому земледельца, связанным с его усадьбой — «дворищем». Огороды-капустники (или, как их просто называют, капустники) располагались отдельно, на местах, для них более удобных. Выращивание капусты и являлось одной из целей устройства огородов. Из овощей капуста являлась, по-видимому, наиболее широко распространенной. Как мы видим, она заходит далеко на Север, ее выращивают и в Смоленской земле, равно как и в районе Радонежа. Капуста указывается в составе натурального оброка почти во всех пятинах Новгородской земли.

Огородники были весьма заметной категорией среди трудового эксплуатируемого населения в Псковской земле. О частых конфликтах огородников с их «государями» свидетельствует наличие в Псковской судной грамоте статьи о порядке разрешения таких конфликтов.

Упоминая об огородах-капустниках, источники не указывают других овощей, выращиваемых на огородах. О них мы узнаем из сообщений об овощах, продававшихся на рынках, и из записей монастырских хозяйственных книг о покупке рассады, семян для посадки в огороде, о покупке овощей, ягод и фруктов для потребления. В таможенной Белозерской грамоте (1497, 21 мая) есть такое место: «А привезет хто белозерец городцкой человек и окологородец и изо всех волостей белозерских лен, лук, чеснок, орехи, яблока, мак, золу, деготь, и им (откупщикам тамги, — Г. К.) имати с воза по дензе.. .». Лук, чеснок и мак, конечно, выращивались на огородах. В расходной книге Костромского Ипатьевского монастыря (около 1553 г.) имеются записи: «Купил на монастырь семени росадного и родковного и свеколнаго, и огурешного и всякых семян огородных на полчетверта алтына»; «Купил на монастырской огород росады. »; «Купил семяни огу- речново. »; «Купил на монастырь капусты вилые на братыо и на гости триста кочней, дал четыре гривны, купил в капусту чабру, мяты и луку на пят денег, потому што капуста и мята в монастыре ся не родила.. .». Из этой записи видно, что на огороде монастыря выращивались капуста, редька, свекла, огурцы, лук, мята. Капуста и мята в год, когда производилась запись, уродились плохо. К этому списку надо прибавить еще чеснок, указываемый в книгах других монастырей, и мак, упомянутый в Таможенной Белозерской грамоте. Конечно, в монастырских огородах ассортимент выращиваемых овощей и всякой зелени был намного разнообразнее, чем в огородах крестьянских. Очень может быть, что когда крестьянин имел огород-капустник, то ему и не было нужды еще в другом особом огороде. Но следует привести здесь еще другое соображение. Обычно огород непосредственно примыкал к двору земледельца, входил в его усадьбу, как часть этой усадьбы. Капустники же устраивали отдельно, при этом для капустника могли быть использованы удаленные участки, прилегающие к низинам с торфяной перегнойной почвой, использовались участки на поймах рек.

Рядом с капустником, в качестве специального же огорода, упоминаются конопляники и хмельники. Конопля требует богатой перегноем почвы, рыхлой и проницаемой. Торфяные (низовые) почвы при условии унавоживания особенно хороши для конопли. Конопля гораздо требовательнее к климату, чем лен. Ее вегетационный период довольно велик: 18—-22 недели до созревания семян; сумма тепла за вегетационный период 220—2900° С (ср. с рожью и ячменем, — см. стр. 219). Она чувствительна к утренникам. Но все это не мешало тому, что конопля выращивалась в изучаемый нами период даже далеко на севере. В данной И. М. Крюкова (село Медиа) указывается па наличие в житнице большого количества семени конопляного. Конопля и семя конопляное указываются в составе натурального оброка во всех пятинах Новгородской земли.

Хмельники встречаются в документах Севера, но нет никаких оснований считать, что выращивание хмеля в огородах- хмелытиках ограничивалось Севером, даже если принять во внимание, что хмель мог собираться и в дико произраставших в лесу хмельниках. Хмель, необходимый при варке пива, был распространен повсеместно. Он был важным товаром как для впут- ренней, так и для внешней торговли. Он фигурирует рядом со льном в договорных грамотах Новгорода с князьями в числе немногих товаров, в отношении которых указан размер таможенной пошлины. Летописная запись Псковской летописи указывает на очень большое колебание цен на хмель за весьма короткий промежуток времени. По-видимому, хмель был товаром, пользовавшимся большим спросом за рубежом. Он отмечается повсеместно в натуральном оброке во всех пятинах Новгородской земли. Можно думать, что так же широко разводился и собирался хмель и в Псковской земле и в Северо-Восточной Руси.

Разбирая материал об огородах, мы имели в виду в первую очередь огороды в хозяйствах земледельцев, обслуживавшие их собственные запросы. Указания продукции огородничества в Таможенной грамоте и записи (пусть они и поздние) в расходных книгах монастырей о частых покупках овощей, огородных семян и т. п. позволяют считать, что огородничеством занимались специально и для производства товара на рынок.

Следует еще особо указать на огороды в усадьбах феодалов.

Существование благоустроенных больших огородов и садов у крупных землевладельцев (у князей, бояр, иерархов церкви, у монастырей) доказывает наличие среди слуг и холопов у крупных светских феодалов, — и прежде всего у князей великих и удельных, — специалистов «огородников» и «садовников». Их работа в садах и огородах велась в одном плане, с единой целью — удовлетворить большие запросы своих высоких хозяев, «государей». Огородники как «мастеры» высоко ценятся «государями». О них мы находим указания в ряде договорных грамот (докончаний) великого князя Василия Дмитриевича с серпуховским князем Владимиром Андреевичем, с серпуховско-боровским князем Василием Ярославичем и в духовных Верейского князя Михаила Андреевича и князя Ивана Юрьевича Патрикеева.

Вероятно, результатом умелой работы этих огородников являются выращиваемые «с особой заботливостью и усердием» вкусные дыни в Москве, приводившие в восторг Г. Герберштейна и других иностранцев. Для выращивания таких дынь и других овощей устраивались высокие грядки, в изобилии применялся навоз, следили, чтобы растениям не мешало излишнее тепло и влага и чтобы не пострадали они от холода. С. Герберштейн писал о том, что было в первой четверти XVI в. Описанные же им благоустроенные огороды в имениях феодалов со столь высокой по качеству продукцией появились намного раньше XVI в. Вероятно, и «огородники и мастеры», упоминающиеся в договорной великого князя Василия Дмитриевича (1390 г.), были также большими умельцами в своем деле.

Крупные феодалы, обеспечивая себя садами, имели и специалистов по уходу за ними. В духовных и договорных грамотах великих и удельных князей обычны указания на сады и садовников. В духовной серпуховского князя Владимира Андреевича упоминаются Бутов сад, Терехов сад, Гичаков сад в Москве. Названия этим садам, по-видимому, присвоено по их устроителям. В документах сообщается и о других садах в Москве и во многих городах, в монастырских владениях при монастырях и в селах.

Лишь плохим состоянием источников следует объяснять малочисленность сведений о садах в Северо-Восточной Руси. Внимание к фруктовым деревьям и вероятное использование и дикорастущих яблонь и груш отмечается при отводе границ между земельными владениями.

В летописях при описании грозы и выпавшего града величину его определяют «с яблоко». Можно бы думать, что сады не пользовались вниманием земледельцев, сельского населения. Как будто бы можно найти и объяснения такому невниманию. В летописях указывается на несколько случаев гибели садовых деревьев от непогоды и сильных морозов. Риск гибели садов от морозов мог, конечно, снижать интерес к садоводству. Когда же мы обращаемся к материалам Новгородских писцовых книг, то у нас получается ясное впечатление, что садоводством очень интересовались и в ряде районов сады успешно разводились. Сады оказываются распространенными очень неравномерно. Их больше всего в Шелонской пятине. Даже по кратким, очень отрывочным сведениям писцовых книг можно заметить, что многие из садов были довольно большими и, конечно, удовлетворяли не только потребности самого хозяина.

Приведем некоторые данные о садах в Шелонской пятине. Сады в 35—50 яблонь здесь поименованы «садками», т. е. маленькими садами. Указаны сады в 50 яблонь и 50 вишен, в 90 яблонь, в 50 яблонь, в 30 яблонь и 20 вишневых деревьев, но есть сады в 109 яблонь, в 117 яблонь, указан сад в 350 яблонь и 100 вишен; два сада, «а в них 900 и 70 деревьев да 60 яблоней леших». Что отметил писец, назвав яблони «лешими», т. е. лесными, — не очень ясно. Вероятно, это лесные яблони-дички, непривитые; значит остальные деревья в садах — окультуренные, привитые.

В этих сведениях показан и состав садовых деревьев, названы яблони и вишни. Мы уже отмечали, что в одном из документов упомянута груша, но не в саду.

Весьма вероятно, что при изобилии лесных ягод — малины, смородины и др. — не возникало особой необходимости разводить их в садах и огородах.

Все это дает основание считать, что садоводство в отдельных районах играло существенную роль в народном хозяйстве. В разведении садов и повышении уровня огородничества и садоводства были заинтересованы прежде всего крупные землевладельцы, для которых сады и огороды являлись средством удовлетворения своих повышенных жизненных требований и запросов.

Немногое можно сказать об орудиях труда, применявшихся в огородничестве и садоводстве. Основное орудие — лопата (заступ). Употреблялись и мотыги. Мотыгой следует считать «лыскарь», названный в «Житии Сергия». Огороды, конопляники, хмельники и местами успешно разводимые сады играли важную роль в сельском хозяйстве древней Руси.

Сад и огород без «Химии».
Они знают, что овощи и фрукты, выращенные на своем собственном участке
Приводимая ниже общая классификация, взятая из более ранних книг по биодинамическому садоводству, дает начинающему садоводу представление о том, что мы.

Наряду с крупными совхозами и колхозами в нашей стране широко развито коллективное и индивидуальное садоводство и огородничество. Это один из дополнительных источников получения картофеля, овощей, фруктов и ягод.

Личные подсобные хозяйства, садоводство, огородничество. предприятий) предоставляются земли для огородничества вания земельные участки для огородничества на основании. коллективное и индивидуальное садоводство и огородничество.

В личном подсобном хозяйстве занимаются садоводством и огородничеством, разводят скот, птицу, кроликов и др.
Личные подсобные хозяйства, садоводство, огородничество.

И овощи, и зелень, выращенные на собственном огороде, как-то особенно вкусны и аппетитны.
Садоводство требует больше физического труда и регулярных трудоемких процессов, чем огородничество или цветоводство.

Читайте также:  Чем обработать теплицу осенью: работы в теплице после сбора урожая

Садоводство велось в традиционной манере.
Уже в феврале желательно продумать, какие культуры выращивать на грядке, и обзавестись семенами. Тетрадь с планом своего огорода на к

Декоративный огород – как это делали наши предки

Продолжим экскурс в историю декоративного огорода и увидим, как это делали наши предки на Руси.

Тенденции развития декоративного огорода в России также интересны и самобытны. Здесь они проявились с особой силой, но в других красках, т.к. формировались с учетом влияния предшествовавшей эпохи западноевропейского барокко и классики французского регулярного стиля, но применялись в условиях среднерусской равнины.

Как и в Западной Европе, в России допетровской эпохи первые сады были созданы монахами при монастырях и имели исключительно утилитарный характер. Само понятие сад было достаточно ёмким и подразумевало участок с культивируемыми растениями. До XVIII века в России это понятие передавалось также словами вертоград, огород. В тоже время, употребляя слово огород, имели в виду огороженный сад, засаженный деревьями, плодовыми кустарниками, между которыми на грядках росли овощи.

Большое место в монастырских садах отводили под овощи, плодовые деревья и лекарственные травы. Совершая паломничество в Палестину, монахи, приносили из посещаемых по пути стран растения с диковинными цветами, которые использовали при устройстве цветников в монастырских садах. Они отличались особенной красотой, и прихожане, никогда не видавшие ничего подобного, называли их раем, райгородом. Как правило, монастырские сады имели планировку, напоминавшую голландскую: прямые дорожки располагались крестообразно, что придавало им религиозно-символический смысл.

Однако, несмотря на восхищение, ни монастырская планировка, ни разбивка цветников в садах частных лиц долго не приживались. “Это хорошо для “божьего дома”, а нам ни к чему такая благодать”,- рассуждали наши предки. Иное дело царские хоромы: царей и цариц приводили в восхищение монастырские сады. Поэтому, вполне закономерно, что вслед за монастырскими стали возникать “сначала царские, а там, конечно, и боярские сады…” (Регель, 1896).

Судя по описаниям иностранцев, посещавших Москву в XVI веке, в ней было много приусадебных садов. “При каждом доме есть сад, служащий для удовольствия хозяев и вместе с тем доставляющий им нужное количество овощей; от сего город кажется необыкновенно обширным” (Базилевская, 1958). Были в садах и цветы, но ассортимент их не ясен. По-видимому, чаще всего высаживали ноготки, бархатцы, гвоздику, васильки, незабудки. До начала XVII века в русских садах роз не было, но зато в изобилии выращивали шиповник. Особенно много садов и огородов было в переулках по Тверской, Грузинской и Ямской улицам и у Крестьянской заставы. Сохранившиеся до наших дней названия некоторых улиц – Садовники, Огородники, Берсеневка (берсень – ягоды) – произошли от обилия в прежние времена садов и огородов в этих районах.

Что же представлял собой сад-огород при русской усадьбе XVI-XVII вв.? Типичной картиной того времени было расположение дома на возвышенном месте. Ограждение (тын) устраивали из частокола, вдоль тына сада и между яблонями разводили смородину и крыжовник. Тут же располагали овощи: лук, чеснок, свекла, репа, морковь, а пониже, у пруда, — капусту. В сторону сада дом часто был обращен террасой. Иногда здесь же, на открытой площадке, делали крытые слюдой парники, в которых выращивали дыни и другие теплолюбивые культуры.

Интересно отметить, что даже в тех текстах Домостроя, которые детально описывали участок при доме (“Огород и сад как водити”), практически отсутствовали упоминания о декоративных растениях. Тем не менее, в огородах встречались кустарники, всегда любимые в народе: сирень, калина, боярышник, шиповник. Цветы сажать – потеха, и сад с цветами долгое время назывался “потешным садом”. Разведение их считали смешной забавой. И зачем сажать цветы? Ведь от них съедобных плодов не получишь, а полюбоваться, собрать букетик цветов, сплести венок – все это можно было сделать, выйдя за ограду боярской усадьбы. Природа повсеместно окружала русского человека и поэтому неслучайно, что он всегда был близок к ней.

Чем знатнее, вельможнее, ближе к Кремлю был боярин, тем больше и богаче был его сад-огород. Березовые рощи стали обносить высоким тыном, за которым высаживали “заморские цветы”. Немного позднее плодовые и огородные растения стали ценить, прежде всего, из-за их красоты и в огороде среди огуречных гряд сеять много крокусов, руты, гвоздики разной окраски.

При этом, следует еще раз подчеркнуть, что утилитарная функция усадьбы продолжала оставаться основной. Красивое видели в предметах простого повседневного быта, “красоту” не отделяли от “пользы”. Поэтому вплоть до 60-х годов XVII в. усадьбу еще не делили на хозяйственную и “парадную” части, не было еще и специальных декоративных устройств, лишенных практического назначения, наблюдалось лишь стремление украсить жилище и все, что его окружает. Косвенным подтверждением такого представления о старых русских садах-огородах могут служить их изображения на иконах, коврах и т.п.

Огородами занимались многие сословия: крестьяне, стрельцы, ямщики. Интересно отметить, что простой люд старинных слобод, таких как Садовая и Огородная, принадлежавших Дворцовому Ведомству и учрежденных еще при первых Московских князьях, обязан был в виде оброка поставлять во дворец разнообразные овощи. Кроме того, староста – всегда искуснейший садовник – ежегодно подносил Государю ранние дыни (в начале августа), огурцы (в начале июля), редьку, свеклу, морковь, репу и пр. Причем, за каждую новинку полагалось вознаграждение в 4 аршина сукна на кафтан. Капустой и морковью в те времена славились поселяне Воробьевых гор. Лучший лук имелся не в Москве, а у знаменитых Верейцев-Луковников.

В XVI-XVII вв. появились аптекарские сады, также называемые огородами. Предвестниками их были издавна разводимые гряды с лекарственными травами и кустарниками, плоды которых использовались в лечебных целях. Особое значение имели московские аптекарские огороды, возникшие с учреждением Аптекарского Приказа. Из истории известно, что в Москве, уже в начале XVII века, существовало 4 аптекарских огорода. Главный располагался на правом берегу Неглинки между Боровицкими и Троицкими воротами, около Лебяжьего двора (этот огород снабжал царскую аптеку лекарственными травами), второй – у Флоровских (Мясницких) ворот, третий – в Немецкой слободе, почему и назывался “аптекарским огородом, что под Новонемецкой слободой”, наконец, четвертый – у Придворной Аптеки в Китае, у восточной стены Кремля. В аптекарских огородах разводили не только лекарственные растения, постепенно в них начали выращивать пряные, эфиромасличные и дикорастущие виды, такие как шалфей, цикорий, мята, мак, укроп, иссоп, латук, мак, тмин, укроп, портулак, петрушка, любисток, розмарин, полынь лечебная (божье дерево), черноголовник, шиповник, красная, белая и желтая розана и т.д.

Большим любителем садоводства был царь Алексей Михайлович, правивший в 1645-1676 гг. Поэтому особый интерес представляла государская вотчина XVII вв. Измайлово, где был устроен не один сад. По-видимому, здесь сады возникали постепенно, по мере необходимости, без наличия стройной композиции, связывающей их в один парковый ансамбль.

Виноградный сад имел своеобразную планировку, представляющую собой ряд квадратов, вписанных один в другой, и четыре круглых участка по углам. Начиная от внешней границы этого сада по направлению к центру, размещались участки: “под гречу”, “под пшеницу”, “под ячмень”, “под маки”, “на немецкие цветы и травы” и т.д. В угловых частях сада, имевших циркульную форму, разводились царские груши, вишни белые и красные, сливы. Деревья размещались по концентрическим кругам. В северной части сада-огорода сооружались навесы для сушки и уборки овощей.

Круглый сад или, как его чаще называли “огород”, был устроен на площади в 6 га, его диаметр равнялся 280 м, ширина аллей, разбивавших территорию на три кольцевых пояса, составляла 6 м. Внешнее кольцо занимала березовая роща и посадки шелковицы, шиповника и пр. Последний высаживался и в остальных поясах. Кроме того, в одном из средних участков росло 137 кустов барбариса. На остальной территории разводили овощи и лекарственные растения, благодаря которым сад часто называли аптекарским.

Просяной сад был заложен в глубине лесного массива. Он имел квадратную форму и был огорожен деревянной оградой красного цвета. В устройстве этого сада русские мастера явили немало примеров изысканного оформления, среди которых особенно выделялся выразительный, насыщенный цветом и движением форм и оттенков живой ковер из одних только злаков – овса, пшеницы, проса, ячменя и т.д. Кроме того, они были внимательны и к декоративным особенностям плодовых деревьев, окружавших злаковые культуры. Цветки, листья, плоды, рисунок коры на стволе, ветвление кроны – все это находило свое место в общей картине сада-огорода, оживляло его, образовывало каждый раз новый художественный образ. Искусственно созданные регулярные композиции были невелики по размерам и всегда выделялись на естественном фоне.

Потешные палаты с садом считались самыми декоративными. Здесь в огромном саду был устроен лабиринт, который по-русски называли “Вавилоном”, а также обширный зверинец. Там же находилась “весьма красивая аптека с ботаническим садом”. Размещение лабиринта в центре сада явилось интересным применением этого западноевропейского элемента в русских садах.

При создании садов Алексей Михайлович повелел воеводам различных областей собирать лекарственные растения в виде особой подати и присылать ко Двору. В силу этого указа, привозили и присылали в Москву, для царского обихода самые разнообразные растения: например, солодку голую (солодковый корень) из Астрахани и Поволжья, бадьян – из Сибири, ревень – из Болгарии. Кроме того, в сохранившихся материалах упоминаются васильки, розмарин, гвоздика, майоран, шиповник, пиретрум, пестролистный молочай и т.д. Есть также указание о кувшинках, которые надлежало доставать в реках под Москвой и пересаживать в новые сады.

В Кремлевских садах выращивали фруктовые деревья, ягодные кусты, лекарственные травы, овощи. В 1682 г. там уже были виноград и арбузы, грецкие орехи и шиповник.

Основные приемы планировки усадьбы в допетровский период:

  • регулярность несложных по замыслу композиций, сложный геометрический рисунок, подчеркивающие декоративные возможности растений во всем разнообразии их форм, окрасок, запахов;
  • сочетание утилитарного назначения с художественными задачами;
  • единая композиция растений, без искусственного размежевания декоративных, овощных и плодовых растений; чередование лекарственных, ароматических трав с плодово-ягодными, декоративными насаждениями и огородами;
  • живописное сочетание регулярной планировки отдельных частей усадьбы с природой в зависимости от особенностей рельефа и открывающегося ландшафта;
  • придание всему ансамблю своеобразного “сельского” облика за счет расположения главных построек не по центральной оси симметрии усадьбы;
  • отсутствие единого ансамбля в расположении садов в усадьбе и в сочетании с архитектурным замыслом;
  • разбивка садов в виде отдельных вкраплений в нетронутый лесной массив с соблюдением внутри каждого сада регулярной планировки;
  • ограждение садов-огородов живой изгородью, частоколом для придания им замкнутого характера;
  • широкое использование дерева в “малых формах” (“теремах”, оградах и т.п.);
  • яркая цветовая насыщенность.

Основные приемы композиции русских садов-огородов XVI-XVII вв. не потеряли своего значения и в последующий исторический период – правление Петра I, который характеризовался необычайным подъемом садово-паркового искусства. Петр I считал необходимым разводить в Петербурге и его окрестностях сады, цветники, огороды.


Фото Антона Папкова

На смену исключительно утилитарному садоводству пришло строительство садов и парков, украшаемых сначала в регулярном (французском), затем в пейзажном (английском) стиле. Строгую уравновешенность элементов Потешного, Просяного, Виноградного и др. садов сменила асимметричность композиций с направленностью в сторону водных пространств и открытием дальних пейзажных видов. Возросли размеры садово-огородных ансамблей. При этом богатое оформление получили не только царские, но и небольшие пригородные и загородные дворянские усадьбы. Сложные детали регулярного стиля (зеленые стриженые стены, крытые аллеи, фонтаны, пруды, причудливые партеры) составляли обязательную принадлежность каждой усадьбы и даже обычные приусадебные участки превращали в подлинные произведения искусств.

Читайте также:  Семена капусты белокочанной

В усадьбах XVIII в. сады-огороды уже нередко разделяли на две части: парадную для развлечения, отдыха и хозяйственную. Во второй большое внимание уделялось разведению огородов. В регулярных садах прямоугольной формы, окаймленных стрижеными зелеными стенами, под огород использовали внутреннее пространство боскетов. Часто в центре каждого сада располагался цветник, который иногда заменяли водоемом.

В 1714 г. в Петербурге на Вороньем острове Петром I был основан аптекарский огород в регулярном стиле с разбивкой на ряд прямоугольных участков. В нем выращивалось до 300 видов лекарственных растений, которыми снабжали аптеки. Этот огород был открыт не каждому, а только тем, кто занимался ботаникой, медициной и впервые имел исключительно научное значение. За сравнительно короткий срок здесь была создана ценнейшая коллекция древесных, кустарниковых пород и лекарственных трав. Иностранцы, осматривающие аптекарский огород, отмечали, что уже в 30-х годах по богатству видового состава он превосходил подобные сады в европейских странах. Позднее аптекарский огород был преобразован в Санкт-Петербургский ботанический сад.

Пристрастие царя к полезным растениям проявилось и в его прибалтийских усадьбах. Так, например, известно, что в Петергольме (1720-1721 гг.) выращивалось большое количество ароматических и лекарственных трав, а “кухонный” огород занимал немалую площадь хозяйственной части усадьбы.

Основные приемы планировки усадьбы при Петре I:

  • сохранение регулярности композиций, разбивка территории на прямоугольные и квадратные участки в сочетании со свободной пейзажной планировкой;
  • отведение красоте природного пейзажа ведущей роли в общем композиционном решении усадьбы;
  • перестановка партера на второй план;
  • сочетание утилитарных целей с художественными задачами;
  • наличие единого ансамбля, подчиненного основному сооружению – барскому дому, занимающему центральное положение на главной оси усадьбы;
  • размах и усложнение пространственного композиционного решения;
  • более роскошное убранство садов-огородов в первую очередь за счет введения эффектных водных элементов (фонтанов, каскадов, водоемов), а также газонов;
  • сохранение замкнутости огорода, часто за счет формованной живой изгороди; использование под огороды внутреннего пространства боскетов;
  • высокий художественный уровень устройства элементов усадьбы;
  • разделение усадьбы на две части: парадную и хозяйственную.

В помещичьей усадьбе XIX в. сохранялось традиционное соединение утилитарных и эстетических функций. Овощи и цветы – сочетание практичности и красоты создавало неповторимый колорит русской усадьбы этого времени! Различие между усадьбами XVII-XVIII и XIX вв. заключалось в том, что “сначала декоративный элемент был как бы вкраплением в общий хозяйственный “фон”, а позже, напротив, отдельные утилитарные элементы включались в общий ансамбль усадьбы, строящейся по законам художественной композиции. Затейливые беседки –“чердаки” среди плодовых деревьев, яблони в боскетах Царского Села, ягодные кустарники, овощные грядки в регулярных партерах, сложный декоративный рисунок аптекарских огородов… — все это предметы давних традиций, сложившихся ещё в боярских вотчинах и монастырях и связанных с эстетическим осмыслением утилитарных функций сада” (Вергунов, 1988).

Социалистический период хозяйствования ХХ столетия характеризовался резким разграничением посадок на декоративные и хозяйственные, которое, в первую очередь, прослеживалось в сельском подворье. Значительную часть площади в нем занимал огород. Причем с ростом экономической нестабильности в стране его площадь все более расширялась, вытесняя декоративные растения. В связи с потребностью в максимальном урожае основных овощных культур, размещение растений основывалось на агротехнических требованиях и было лишено какой бы то ни было декоративности. С массовым получением земельных наделов в конце ХХ столетия, желанием и возможностями владельцев устроить усадьбу по своему вкусу возрастает интерес к архитектуре строений и растительному оформлению. У некоторых хозяев отпадает необходимость в большом огороде, у других площадь оказывается недостаточной для отведения под огород, сад, цветники или другие элементы озеленения отдельных участков. Поэтому неслучайно возрождается тенденция смешанных посадок и на первый план вновь выходит декоративное размещение растений.

Как на Руси городили огород

Войти

Огород. Что традиционно выращивали на Руси?

Первоначально центрами огородничества были монастыри и княжеские владения. На них с древнейших времен и до появления картофеля на территории России возделывалась репа. Она являлась основной овощной культурой, из нее готовили множество разнообразных блюд и считали вторым хлебом. Бобы известны в культуре на Руси приблизительно с VII века. Свекла и редька стали известны в Киевской Руси в XI веке и позже распространились на Москву, Новгород и Псков, где эти овощные культуры выращивали практически повсеместно. Брюква была завезена на территорию Руси из причерноморских греческих колоний, быстро прижилась и получила широкое признание. Эта культура также интенсивно возделывалась в разных регионах. Капуста появилась у нас в начале X век, причем во многих землях после уборки капусты устраивались праздники с гуляньями и приготовлением блюд из капусты. До XVII века выращивали только бледно-желтые корнеплоды моркови, а оранжевые сорта появились значительно позже.

После образования Московского государства появились так называемые царские огороды, снабжавшие царский двор овощами и даже некоторыми бахчевыми культурами. Так, например, в далеком в те времена от Москвы селе Измайлово было два царских огорода. Первый из них носил неизвестно как возникшее название “Виноградный”, хотя никакого отношения к выращиванию винограда не имел, на этом огороде возделывали капусту и зелень. Второй из царских огородов назывался “Просяной” и снабжал двор тепличными огурцами и дынями.

Однако на промышленную основу овощеводство поставил Петр I, который лично изучил культуру возделывания овощей в Голландии. Им же был основан первый коммерческий центр овощеводства – окрестности озера Неро под Ярославлем. Причем российский государь специально направил на обучение в Голландию нескольких местных овощеводов. Появлением редиса мы также обязаны Петру I, который завез его из Франции и настоял на его выращивании. Удивительно, но также как и картофель, редис, называемый «французской редькой» не сразу получил широкое распространение, и объемы его выращивания стали значительными только к концу XVIII века.

Чем же питалась Россия в конце 18 века? Как свидетельствуют церковные летописи и записи, которые велись в дворянских усадьбах, до начала 19 века крестьянские огороды были, как правило, очень небольшими. Так, Василий Приклонский сообщает, что в север-ной половине Тульской губернии “во многих местах в огороде не более 10—15 грядок”, в Галицкой провинции “огороды малы”. В свою очередь, минимальный размер огородов до предела сужал инте¬ресы крестьянина в овощеводстве, ограничивая ассортимент овощных культур наиболее важными в хозяйстве.

Из известных сегодня овощей в крестьянских огородах росли: морковь, свекла, репа, огурцы и иногда кочанная, но больше “серая” (листовая). В северной части России выбор был еще более скромен: в Холмогорском уезде капуста, свекла, морковь и лук выращивались “местами”, репа и редька росли лишь на полях возле лесов, а также “на песках, покрытых илом”, бобы, горох, сельдерей и петрушка удавались “не ежегодно”, хмель рос “в очень редких местах”. В Мезенском, Шенкурском и Онежском уездах в огородах были лишь капуста, редька и репа, причем капуста родилась “не везде”. Как отмечают бытописатели тех лет, морковь и капуста росли лишь в некоторых городских посадах и селениях близ Архангельска: «по левую сторону Двины сажали морковь, лук, чеснок, красную, белую (обыкновенную) “серую” (листовую) капусту, а также пастернак и некоторые поваренные травы», завезенные в Архангельскую губернию ростовскими огородниками-отходниками. Причем произведенную продукцию из Архангельска поставляли в Норвегию.

Условия Московской губернии более благоприятны для производства овощей. Поэтому не удивительно, что здесь получали хорошие урожаи капусты, огурцов, свеклы, моркови, репы, лука, чеснока для собственных нужд и на продажу. Однако вокруг самого крупного городского центра — Москвы, сложилась особая обстановка. Ввиду сильного развития ремесла, высокой плотности городской застройки московские огородники не могли удовлетворить рыночный спрос. Поэтому в орбиту торгового огородничества были втянуты ближайшие к Москве сельские районы. В селениях по рекам Москве, Клязьме и Оке “упражнялись в сажании огородных овощей: свеклы, моркови, редьки, луку, чесноку, огурцов, капусты и картофеля так, что во многих селениях почти все поля обращены в огороды”. Именно с этой поры Верейский уезд и г. Бронницы известны, как центр коммерческого производства “лука и чеснока”.

. в большинстве нечерноземных районов России ведущими культурами крестьянских огородов были в первую очередь репа, редька и капуста. Именно они составляли основу пищи «русского мужика средней полосы России” *

Славянский огород в древности, что на нем росло?

Картошка? Еще в середине XIXвека ей было занято всего 1,5% сельхозплощадей страны. Помидоры? Они и в Европе на грядках и столах появились только к концу XIXвека. Морковь? Да, ее на Руси ели активно, но вовсе не тот голландский ярко-оранжевый сорт, который распространен сейчас.
Необходимо восстанавить историческую справедливость и рассказать о том, что росло на древнеславянском огороде.

Несомненный номер один. Важнейший русский (и не только русский — ту же роль «второго хлеба» до появления картошки он играл, например, в Средней Азии) овощ, опытные огородники умудрялись собирать за лето два урожая. Ранней весной сеяли белую репу — более скороспелую, но не так хорошо хранящуюся и не такую сладкую. Убрав ее в середине лета, сеяли уже более знакомую нам желтую репу, которая держалась в земле до заморозков. Она прекрасно хранится в погребе вплоть до Рождества.

Лука наши предки выращивали множество сортов — сначала зеленый лук и лук-порей, затем репчатый, шалот и батун. Все эти сорта известны и сейчас, а вот кубастый лук забыт. Выведенный ростовскими огородниками из обычного репчатого, он лишен остроты и может употребляться, как обычный овощ.

Гибрид репы и капусты. По вкусу схожа с первой, но гораздо питательней и неприхотливей репы, поэтому особенно активно выращивалась в северных и северозападных регионах Российской империи. Не менее активно на русских огородах выращивали корень петрушки, пастернак, свеклу, редьку и редис (все это есть и сейчас, а вот о брюкве забывают) — корнеплоды хорошо хранятся, а это крайне важно в условиях долгих и холодных зим.

Знакомая нам кочанная капуста выращивалась лишь зажиточными крестьянами — ведь она на грядках занимала куда больше места, чем капуста листовая, или серая, которая росла сплошным листовым покровом. Не такая сладкая и сочная, как кочанная, эта капуста целиком шла на приготовление крошева. Для него капусту мелко-мелко нарезали, укладывали с крупной солью в бочки, дно которых присыпали ржаной мукой. Всю зиму из крошева варили щи, называемые холопскими.

Молодую зелень этих цветов с философско-автомобильным названием выращивали на салаты, начинку для ботвиньи, тюри и прочих летних яств с зеленью.

Неприхотлив, нетребователен, растет буквально как сорняк — но из его стеблей готовили прекрасные кисели и морсы, варенье и начинку для сладких пирогов. Посмотрите внимательно — возможно, среди лопухов и одуванчиков на вашей даче тоже растет ревень.

Читайте также:  Характеристика мускатной тыквы

Главная масличная культура в средней полосе России, сейчас из-за заморского неестественного употребления запрещенная. Конопляным маслом заправляли каши и кисели, на нем жарили, с ним ели зелень или просто свежий ржаной хлеб.

Листовая горчица

Пряная зелень, напоминающая по вкусу горчицу и хрен одновременно. Листовую горчицу добавляли в окрошки и ботвиньи и ели так, с другой зеленью. Известная нам зерновая горчица появилась в России только в конце XVIIIвека, когда дикой горчице привили черенки горчицы немецкой. Немцы, собственно, это и сделали.

Он же овсяный корень. К овсу, впрочем, не имеет никакого отношения — это родственник обычных садовых астр. Длинные белые, с легким рыбным привкусом корни растения крестьяне собирали по осени, варили, тушили и жарили, как и прочие многочисленные корнеплоды.

Как на Руси появились традиционные сегодня овощи, а какие культуры иностранцы считали русскими

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Неурожай репы, как стихийное бедствие

Репа считается старейшим овощем, выращиваемым славянами. Сегодня уже невозможно точно определить, когда репа появилась на русском столе, так как было это еще на заре освоения земледелия. До появления картофеля именно она играла главную роль в рационе. Известное выражение «проще пареной репы» как раз доказывает популярность и повсеместное употребление этого продукта питания.

В России репа выращивалась везде и всюду, наряду с хлебом и крупами составляя основу продуктовой корзины. Посев репы был делом непростым. Семена настолько мелкие, что в одном килограмме их до миллиона. По причине невозможности сеять привычным способом семена придумали плевать, а сеятелей репы прозвали плевальщиками. Благодаря кальцию в составе репа использовалась в лечебном питании крестьянских детей как профилактическое средство от рахита. Из этого овоща готовили похлебки, супы, кашу, масло и даже квас. Репой начиняли пирожки, птицу, использовали ее для засолов. Неудивительно, что неурожай репы считался на Руси едва ли не стихийным бедствием.

Народные картофельные бунты

Укоренение “черного овоща” в России проходило непросто. Законодателем картофельных традиций принято считать Петра I, который в начале XVIII века познакомился с растением в Голландии. Ради эксперимента мешок клубней был отправлен в Россию. Русская земля приняла картофель хорошо, дав богатый урожай. Но народ овощ не принял.

Идея возродилась уже при царствовании Екатерины II, которая предприняла директивные меры по распространению сельхозкультуры. Но крестьяне, будучи незнакомыми с традициями употребления овоща, начали есть не клубни, а ядовитые зеленые ягоды. Множественные случаи пищевых отравлений повлекли за собой настоящие народные бунты. Против картофельных нововведений выступала даже знать, прозвав овощ «чертовым яблоком». Владелица литературного салона княгиня Авдотья Голицына утверждала, что картошка посягает на национальность, портит желудки и искушает благочестивые традиции русских кашеедов. Тем не менее, постепенно картофель получал распространение и даже стал вытеснять из народного рациона репу.

Картофельная революция удалась Николаю 1, приказавшему всем губерниям выращивать овощ и расширять посевные площади. И к 20 веку сельхозкультура окончательно укоренилась как “второй хлеб”.

Княжеский подарок – огород капусты

Капуста пришла к славянам еще до нашей эры. Но выращивать ее на Руси научились только к 9 веку. Русским капуста полюбилась сразу. В силу своей холодоустойчивости овощ давал хорошие урожаи во всех русских княжествах. Капусту выращивали в каждом крестьянском дворе, делая объемные заготовки на всю зиму. Особым спросом пользовалась капуста квашеная, месяцами сохраняющая свои полезные свойства.

Почитался овощ и гурманами знатного происхождения. В 1150 году князь Ростислав в качестве подарка преподнес своему другу целый огород капусты, который в то время называли капустником. К 17 веку православные даже внесли в календарь праздников день почитания покровительницы овоща – Арины-рассадницы. Заготовка капусты на зимний период была особенным событием. Рубку овоща начинали с сентябрьского праздника Воздвижения и продолжали больше недели, до дня Сергия Радонежского, который так и назвали – Сергий-капустник. Зимние запасы были объемными, исчисляясь бочками, поэтому нарезали и солили капусту сообща.

Покаянный овощ

Редька – это еще один овощ, история появления которого на Руси уходит в далекие века. Она входила в состав ежедневно употребляемой в деревнях тюри – исконно русского холодного блюда, аналога современной окрошки. Готовили из овоща и деликатесы. В кулинарных рукописях 18 века популярен рецепт «медовой редьки по-царьградски». Особенно востребованной она была во время долгого семинедельного Великого поста. К его наступлению крестьянские закрома, как правило, пустели. Капуста и репа редко сохранялись до середины весны. За это редьку прозвали в народе «покаянным овощем».

Госмонополия на продажу ревеня

Интересно складывалась в России история ревеня. Ценность этого растения определялась его лекарственными свойствами. Историческая родина – Китай. Русские монархи заинтересовались этим растением еще в 17 веке, закупая его в Тибете и экспортируя в Европу. Торговля ревенем была полностью царской монополией.

Российская империя выступала едва ли не главным поставщиком ревеня государствам Западной Европы. В Москве растение закупалось английскими и венецианскими купцами, принося немалые доходы. Какое-то время европейцы даже прозвали ревень “московским” и просто “русским”. Сохранялась госмонополия на торговлю и при Петре 1, и в годы царствования Анны Иоанновны. Но в 1860 году после войны англичан с Цинской империей китайские порты открылись, и Россия перестала быть главным экспортером ревеня.

На Урале, Алтае и в Саянах рос местный ревень, но его лекарственные свойства сильно уступали китайскому растению. Поэтому русские использовали его исключительно для приготовления салатов, сиропов и варений.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Огород городить. Как развивалось аптекарское дело на Руси

Проверить это затруднительно. Но были времена, когда о проверке никто и не думал. Зачем? Пойди в торговые ряды и убедись – почти все лекарства с «Государева Аптекарского огорода».

Доктор и лекарь

В популярной литературе обычно пишут: «Первый Аптекарский огород на Руси появился в 1620 году, при царе Михаиле Фёдоровиче». Это полагается принимать как аксиому, не требующую объяснений. И совершенно напрасно. Потому что впечатление создаётся превратное – так и видишь классическую дикую лапотную Русь. Надо же, в Европе осталось всего лишь восемь лет до изобретения микроскопа и реальной революции в медицине, а у нас едва раскачались завести какой-то огород.

Прежде всего следует разобраться с самим словом «огород». В нашем сознании это невзрачные шесть соток, к которым прилагается ломота в спине, чёрные от прополки руки, а также овощи и корнеплоды весьма среднего качества и более чем скромной урожайности, «зато свои».

А между тем русский Аптекарский огород XVII столетия – это сложная и мощная административная структура с обширным штатом. Собственно «огород», то есть грядки, занимает там место важное, но никак не центральное. Центром была так называемая поварня. Вот как об этом говорит уставной документ: «Есть дохтур, обтекарь и лекарь, потому что дохтур совет свой даёт и приказывает, а сам прикладывать не искусен, а лекарь прикладывает и лекарством лечит, а обтекарь у этих обоих на лекарства повар».

Водочное сидение

В штате поварни кроме «обтекарей» служили сушильники, помясы и дестилаторы. Чем занимались первые, ясно из самого слова. Для человека XVII столетия точно так же очевидно было, чем занимаются помясы: это слово – родной брат глаголов «помешивать» и «перемешивать». В обязанности помясов входили сортировка, взвешивание и смешивание компонентов для производства лекарства.

Дестилаторам же по штату полагалось быть «у всяких водоч­ных сидений». Любителям пропустить чарочку беспокоиться не о чем. Так тогда называли работу с перегонным кубом. И не только. Вот как полностью звучит круг обязанностей дестилаторов: «И у варенья всяких сиропов, масел, сахаров, пластырей и мазей и прочих лекарств, которые в запас делаются, и у всяких алхимистских дел, а такоже следить, чтобы вредительного и смерти наводящего в лекарства отнюдь не попадало».

Иными словами, шесть огородных соток улетучиваются, а вместо них возникает фармацевтический концерн, работающий по полному кругу производства – от заготовки сырья до готовой продукции. Структуры подобного рода и такой сложности не создаются в одночасье, даже при очень большом желании. Так что можно с уверенностью сказать: аптекарское дело развивалось на Руси задолго до 1620 года. И было вполне на европейском уровне. А кое в чём даже его превосходило.

Своим умом

Так, в середине XVII столетия окольничий воевода Иван Олферьев приобрёл в пограничном тогда Могилёве «новейшие европейские медикаменты». Кроме невинных шафрана и лаванды в списке значились опий и кантарис. Московские «обтекари» тогда выступили как самые придирчивые санитарные врачи, заявив, что данные препараты «вредительны» и к реализации на нашей территории допущены быть не могут. Тогда европейские поставщики возмутились «нечестной конкуренцией». Сейчас понятно, что требование московских «огородников» справедливо. Что такое опий, объяснять, наверное, не надо. Кантарис же – средство из шпанских мушек. Оно считалось очень сильным возбуждающим. Однако на деле ожидаемый эффект от него почти нулевой, а вот язва желудка после полного курса «лечения» гарантирована.

Вместо этого российскому потребителю предлагались отечественные средства. В зелейных лавках (это что-то вроде аптечных пунктов) можно было купить эссенцию любистока, который тогда запросто называли «похотник». А в качестве успокоительного – «кошкину траву», то есть валериану. Всё – отечественного производства. С тех самых огородов.

И не только это. Вот далеко не полный список того, что выращивалось и приготовлялось помясами. Табак душистый, латук, майоран, мята, анис, иссоп, портулак, тимьян, пион, рута, петрушка, цикорий, шалфей, укроп, базилик, божье дерево, розмарин, боярышник…

Судите сами!

Вообще о мастерстве тогдашних русских помясов и огородников можно говорить бесконечно. Но лучше всего убедиться самостоятельно. Для этого надо всего лишь поехать в Ростов Великий и зайти в Митрополичий сад, что примыкает к городскому кремлю со стороны озера Неро. Ограду сада узнает, наверное, каждый – именно с этой кирпичной стены пытались спрыгнуть преследуемые стрельцами Жорж Милославский и управдом Бунша из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Так вот, этот сад когда-то был одним из аптекарских огородов. Только принадлежал не государевой казне, а числился по ведомству Церкви – им занимался непосредственно митрополит Иона Сысоевич, когда-то приятель, а впоследствии недруг знаменитого патриарха Никона.

Иона был не только видным богословом, но ещё и архитектором, механиком и естествоиспытателем. Особенную слабость питал к медицине и агрономии. Именно под его руководством был создан этот уникальный сад. Там, в двухстах километрах севернее Москвы, в середине XVII столетия выращивались арбузы, дыни и персики. Размером были невелики, но, как писали очевидцы, «слаще мёда». Разумеется, зримых следов этого великолепия не осталось. Но живым свидетельством мастерства русских огородников является грецкий орех. Он по-прежнему растёт в ростовском Митрополичьем саду, в сотне шагов от церкви Григория Богослова. И по-прежнему плодоносит. И помнит русских помясов XVII века, которые аккуратно собирали его орехи, поскольку знали и уважали рекомендации знаменитого медика Авиценны: «Грецкий орех – есть древо жизни».

Ссылка на основную публикацию